Скачать книгу "Русские в окружении чудаков"







Яндекс.Погода

Кольцо Патриотических Ресурсов

Праздники России

РуАН – Русское Агентство Новостей









Икона дня:



Цвети, Латгалия!

Да здравствует Латгалия,
Священная земля!
Страна лесов, озёр и рек
Откуда родом я.

Здесь дружно в мире все живут
И этим я горжусь,
Латгалец, русский, старовер,
Поляк и белорус.

Цвети моя Латгалия!
Родной любимый край.
На свете места лучше нет
Расти и расцветай!

Сыны и дочери твои
В заботе о тебе
Тебе признаемся в любви,
Одной с тобой судьбе.

Пусть солнце светит над тобой,
Цветёт твоя земля,
Здоров и счастлив народ твой,
Латгальская семья.


Автор: Геннадий Александрович Лобов





Вручение "Карты Русского" в Даугавпилсе.

Храм Бориса и Глеба в Даугавпилсе
Из нашей почты

Выдающийся изобретатель

Забытый русский гений, чьи технические ухищрения были способны привести в изумление не только современников, но и потомков

 
Козьма Фролов 

Козьма Фролов

Ломоносов в середине XVIII века обещал, что «могущество России прирастать будет Сибирью». Произнося эти слова, великий учёный и не догадывался, что один из тех, кому назначено судьбой ковать это могущество, уже давно живёт на Земле и ждёт часа, когда ему будет позволено применить свой талант на пользу стране.

Основные этапы биографии Козьмы Фролова

Как часто бывает с русскими мастеровыми, установить дату рождения гениального гидротехника не так-то просто: по одним данным это 1726 год, по другим 1728-ой. Зато нет разночтений о месте – дело было на Урале, на Полевском заводе.
 

Козьма родился в семье мастерового Дмитрия Фролова. Он рос буквально в нескольких десятках метров от плотины завода. Водяное колесо, казавшееся маленькому мальчику огромным, он видел чаще, чем собственного отца, занятого тяжёлым, изнурительным трудом. И чем больше Козьма наблюдал за тем, с какой лёгкостью вода вращает лопасти, тем глубже укоренялся его интерес к этой невиданной силе и возможностям её применения.

Окончив заводскую школу в 1744 году, Фролов был принят в «горные ученики» и добрых десять лет путешествовал по Уралу, работая на самых разных должностях. В свободное время молодой мастер обдумывал и проектировал новые механизмы, которые позволили бы облегчить труд людей, а заодно и увеличить производство.

Портрет Козьмы Фролова 
Портрет Козьмы Фролова

Уже заслужив следующее горное звание (штейгера), он получил большую свободу и сконструировал промывальную машину, приводимую в движение силой воды, увеличивающую эффективность и требующую в три раза меньше работников. Фролову дали внеочередное повышение и карт-бланш на применение своих изобретений.

Впрочем, работать на Урале ему оставалось недолго. Генерал Андрей Порошин, руководивший императорскими Колывано-Воскресенскими заводами на Алтае, впечатлившись нововведениями молодого мастера, пригласил Фролова к себе, пообещав предоставить возможности для внедрения его передовых механизмов.

Памятник Андрею Порошину в Павловске

Памятник Андрею Порошину в Павловске

На Алтае Козьма Дмитриевич проработал 37 лет, вплоть до самой смерти. Там сын простого уральского мастерового возглавил все золотые рудники и дослужился до чина полковника горной службы. Но самой большой наградой для него стала возможность осуществить свои смелые идеи.

Главные гидротехнические сооружения, сконструированные Фроловым

Уже в 1760-х на Змеиногорском руднике Козьма Дмитриевич построил одно за другим четыре огромных устройства для толчения и промывки руды, которые функционировали без применения лошадиной или человеческой сил. Вода из реки Корбалихи размельчала добытую породу, промывала её, наполняла тележки и даже перевозила их дальше, опустошала в специальный резервуар и возвращала порожними обратно, подобно конвейеру, до изобретения которого оставалось ещё 150 лет!

 

Экономия была колоссальной, а добыча золота и серебра росла в геометрической прогрессии, но Фролов мечтал о ещё большей автоматизации процесса. После десятилетия споров и согласований, а потом такого же периода упорного труда на Змеиногорском заводе появилась плотина восемнадцатиметровой высоты и водохранилище, из которого канал уходил под землю, где располагался целый механический мир.


Модель Змеиногорского завода, представленная в Алтайском краеведческом музее
Модель Змеиногорского завода, представленная в Алтайском краеведческом музее

Разветвлённая сеть русел питала кузницу, лесопилку, несколько рудообогатительных механизмов, а потом соединялась в один поток, направлявшийся на расположенное под землёй колесо поднимавшей породу машины, позволявшей доставать с глубины 100 метров до 10 тысяч пудов за смену!

На этом чудеса не заканчивались: отработавшая на Преображенской шахте вода направлялась в Екатерининскую, где крутила ещё одну рудоподъёмную машину поменьше и шла на колоссальное колесо диаметром 17 метров, позволявшее системе насосов откачивать жидкость с глубины более 200 метров. Затем она направлялась в Вознесенскую шахту с так называемым «слоновьим» пятнадцатиметровым колесом, где процесс повторялся.

Всего вода, взятая из Корбалихи, пробегала под землёй больше двух километров и возвращалась в реку, давая жизнь 7 большим и нескольким десяткам маленьких механизмов. Это был настоящий подземный мир, устройству которого позавидовали бы даже гномы Эребора!
Змеиногорский рудник
Змеиногорский рудник

Сам Фролов умер в 1800 году, а созданная им система продолжала работать до закрытия Змеиногорского завода в 1893-ем. Более того, и по сей день на расположенном здесь предприятии используют то же водохранилище и канал для забора воды, хоть сейчас уже не для приведения в движение механизмов, а для технологических процессов.

На надгробии Козьмы Фролова в Барнауле его сын Пётр выбил пророческие слова: «Не вечно всё! Прохожий сам тому свидетель. Нетленны лишь одни заслуги, добродетель».


«« Вернуться к списку